pora.zavantag.com Как ко мне пришёл ангел и его поручение в17. 01. 1955 чикаго, иллинойс
страница 1 страница 2

КАК КО МНЕ ПРИШЁЛ АНГЕЛ И ЕГО ПОРУЧЕНИЕ - В17.01.1955 ЧИКАГО, ИЛЛИНОЙС, США bb038490
1 И братья, вероятно…И я вижу здесь несколько магнитофонов, и они, конечно, запишут это. Каждый раз, когда вы хотите точно знать, что Святой Дух сказал вам, обратитесь к этим братьям, у которых эти магнитофоны, и они это всё опять могут проиграть, и вы в точности можете узнать свой случай. И смотрите, и наблюдайте, не случится ли это точно так, как Это сказано, вы видите. Когда вы слышите, как это выражает "ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: 'Что-то определённое или это, или то'," или просто проверьте это и смотрите, правильно это или нет. Видите? Это всегда так.
2 Теперь, просто немного в общем…И меня сегодня даже радует, что здесь нас не так много. Мы просто по-домашнему, не так ли? Мы не чужие, никто из нас здесь не чужой. Мы не…Я могу просто использовать свою кентуккскую грамматику и чувствовать теперь себя как дома, потому что мы—мы просто…И я не сбрасываю теперь со счетов кентуккцев, если здесь есть кто-нибудь из Кентукки. Здесь есть кто-нибудь из Кентукки? Поднимите свои руки. Послушайте! Я могу чувствовать себя прямо как дома, не так ли? Это очень замечательно.

Моя мать управляла пансионом. И однажды я пошёл туда, чтобы узнать…Большая группа людей разместилась там и установили большой, длинный стол. И я сказал: "Кто здесь из Кентукки, встаньте". Все встали. И тем вечером я пошёл в церковь, в мою церковь, и я сказал: "Кто здесь из Кентукки?" Все встали. Итак, я сказал: "Да, это очень хорошо". Миссионеры проделали хорошую работу, так что мы очень благодарны за это.


3 Теперь, в Книге Римлянам, 11-я глава и 28-й стих. Теперь внимательно слушайте, прочтём из Писания.

В отношении к благовестию, они враги ради вас; а в отношении к избранию, возлюбленные…ради отцов.

Ибо дары и призвания Божии непреложны.

Помолимся. Господь, помоги нам теперь сегодня вечером, когда мы в почтении приближаемся, от всего нашего сердца, в искренности, всё это сказано только для Твоей славы. И помоги мне, Господь, и вложи в мой разум только то, что следует сказать и сколько сказать. Останови меня, когда наступит Твой час. Я прошу, чтобы каждое сердце приняло всё это для пользы больным и нуждающимся в этой аудитории. Ибо я прошу об этом во Имя Иисуса Христа. Аминь.


4 Так вот, я хочу подойти к этой теме как раз тогда, когда нас мало. И—и я попытаюсь не держать вас слишком долго, я положу сюда свои часы и, как только смогу, постараюсь отпустить вас вовремя, чтобы вы могли вернуться завтра вечером. Теперь, пребывайте в молитве. Мне кажется, что парень даже не раздал карточки. Я не спросил его, сделал ли он…И если они не раздали, раздали они или нет, это не важно. У нас всё равно здесь есть карточки, если нам надо будет нескольких вызвать. Итак, если нет, мы просто посмотрим, что скажет Святой Дух.

Теперь, если вы внимательно послушаете…Теперь, это может…так как я…Нас здесь не так много, сейчас подходящее время сказать это, потому что это касается меня лично. И вот почему я сегодня вечером прочитал это место Писания, чтобы вы могли увидеть, что дары и призвание это не есть что-то такое, что кто-то мог бы заслужить.


5 Павел, говоря здесь, сказал: "Евреи, в Свете Евангелия, были ослеплены и отвержены от Бога, и это ради нас". Но стих прямо перед этим говорит: "Весь Израиль спасётся". Весь Израиль спасётся. Согласно избранию, Бог Отец возлюбил их и ослепил их, чтобы мы, Язычники, могли бы иметь теперь место покаяния, чтобы через Авраама его Семя могло благословить весь мир согласно Слову Его. Видите, какая суверенность Божья? Его Слово просто должно исполниться. Он просто не может быть ничем иным. И теперь мы, через…Бог избрал нас; Он избрал евреев; и Он…

Все эти вещи — это Божье предузнание. Когда Он изрёк то, что будет, Он предузнал это. Теперь, Бог, чтобы быть Богом, ещё вначале Он должен был знать конец, или Он не был бы безграничным Богом. Бог не желает, чтобы кто-нибудь погиб. Конечно, нет! Он не хочет, чтобы кто-нибудь погиб. Но от начала дней этого—этого мира Бог точно знал, кто будет спасён, а кто не будет спасён. Он не хотел, чтобы люди погибли: "Не Его воля, чтобы кто погиб, но Его воля всех спасти", но Он от начала знал, кто спасётся и кто не спасётся. Вот почему Он мог предсказать: "Вот это случится. То случится, — или, — это будет так. С этим человеком будет так". Видите?


7 Он мог предузнать это, потому что Он безграничен. Как вы знаете, это значит, что просто "нет ничего такого, чего Он не знает". Видите, Он знает. Вот, нет ничего прежде времён, и потом больше нет времени, видите, Он всё равно всё знает. Всё в Его разуме. И потом, как Павел сказал Римлянам, в 8-й и 9-й главе: "За что же ещё он обвиняет?" Итак, мы видим это, но Бог…

Как проповедуя Евангелие. Кто-то сказал: "Брат Бранхам, ты Этому веришь?"

Я сказал: "Послушай".

Сказал: "Ты, должно быть, кальвинист".

Я сказал: "Я кальвинист до тех пор, пока кальвинист находится в Библии".

Так вот, на Дереве есть ветвь — это кальвинизм, но на Дереве есть также и другие ветви. У дерева больше, чем одна ветка. Он просто хотел вывести это дальше до вечной безопасности, и через некоторое время продолжаешь выходить в универсализм и выходишь куда-то там, этому нет конца. Но когда ты закончил с кальвинизмом, подойди повыше и начни с арминизма. Видите, на Дереве есть ещё одна ветвь, и ещё одна ветвь на Дереве, просто продолжай двигаться. Всё это вместе взятое соделывает Дерево. Итак, я—я верю в…в кальвинизм до тех пор, пока он придерживается Писания.


8 И я верю, что Бог прежде основания мира знал, избрал Свою Церковь во Христе, и заклал Христа прежде основания мира. Так говорит Писание: "Он был Агнцем Божьим, закланным от основания мира". Видите? И Иисус сказал, что Он знал нас прежде основания мира, Павел так сказал: "Он—Он знал нас и предопределил нас к усыновлению через Иисуса Христа ещё до того, как был сформирован мир". Это Бог. Это наш Отец. Видите?

Итак, не беспокойтесь, всё вращается так, как надо, всё приходит как раз вовремя. Единственное, что — войди в это вращение. И это—это хорошая сторона этого, когда ты входишь в это вращение, тогда знаешь, как действовать.

Так вот, теперь обратите внимание: "Дары и призвание непреложны", и это единственный способ, каким я мог бы по Писанию поместить своё призвание в Господе. И верю, что сегодня вечером я с друзьями, которые, конечно, поймут это и не подумают, что это связано с личностью, но чтобы вы могли иметь понятие и просто знать, что—что именно сказал Господь, что Он сделает, и найти нечто движущееся, и потом следовать в этом.
9 Так вот, вначале, первое, что я только могу вспомнить — это видение. Первое, что я могу припомнить в своём разуме — это видение, которое Господь дал мне. И это было много-много лет назад, я был совсем маленьким мальчиком. И у меня в руке был камень.

Теперь, я прошу прощения, я помню, как я носил длинную одежду. Я не знаю, есть ли среди вас (из всех вас) такие пожилые, которые помнят, как мальчики носили длинную одежду. Кто из вас здесь помнит, как дети носили, да, длинную одежду? Так вот, я помню, там, в своей маленькой старой избушке, где я жил, я ползал по полу. И кто-то, я не знаю кто, вошёл. А мама к моей одежде пришила синюю полосочку. И я просто еле-еле ходил. Но тогда я ползал; я тыкал своим пальцем в снег на его ногах и ел снег с его ног, а он стоял рядом с огнём, согреваясь. Я помню, как мама меня за это оттрепала.


10 И потом следующее, что я помню, должно быть, два года спустя, что у меня был камень. И мне тогда было примерно три года, и моему младшему брату тогда было неполных два года. Итак, мы были на задворках, где был просто старый двор для щепок, куда обычно привозили лес и рубили дрова. Кто помнит те дни, когда лес затягивали на задний двор и рубили его? И зачем мне сегодня надо было одевать галстук? Я—я как у себя дома.

Потом, когда они…Там, на старом дворе для щепок был небольшой ручей, что бежал там, вытекая из родника. Там весной сверху был старый черпак из тыквы, мы черпали воду и выливали её в старое ведро, старое кедровое ведро, и несли его вниз.


11 Я помню, как последний раз видел свою старенькую бабушку, прежде чем она умерла, ей было сто десять лет. И когда она умирала, я взял её на свои руки и держал её вот так, как раз перед её смертью. Она обняла меня и сказала: "Пусть Бог благословит душу твою, дорогой, теперь и вовеки", — когда она умирала.

И мне кажется, эта женщина никогда в своей жизни не имела своих туфель. Помню, как я наблюдал за ней, и даже, когда я был молодым человеком, шёл туда и проведывал их, каждое утро она вставала, босая, и шла по снегу к этому роднику, набирала ведро воды и возвращалась назад, её ноги были прямо в нём. Так что, это вам не повредит, она дожила до ста десяти лет. Вот так, (да, сэр) она была очень-очень закалённой.


12 Итак, потом я помню, как она захотела рассказать мне о стеклянных шариках моего отца, с которыми он играл, когда он был мальчиком. "И эта дряхленькая старушка, — подумал я, — как она собирается забраться на этот чердак?" Маленькая двухкомнатная лачуга, и там сверху был чердак. И у них были вырублены два молодых деревца и сделана лестница, чтобы подниматься наверх. Так вот, сказала…

Так вот, теперь, она сказала: "Что ж, после обеда я расскажу тебе, покажу тебе стеклянные шарики твоего отца".

И я сказал: "Хорошо".

Итак, она собиралась показать их мне, в сундуке наверху, где были сложены её пожитки, как это делают старушки. И я подумал: "Как же эта дряхленькая старушка собирается забраться по этой лестнице?" Итак, я подошёл туда и я сказал: "Бабушка, — я сказал, — ты, подожди, дорогая, я заберусь туда и помогу тебе".

Она сказала: "Встань в сторонку". И она взбежала по той лестнице, как белочка. Она сказала: "Ну что, давай!"

И я сказал: "Хорошо, бабушка".

Я подумал: "О-о, если бы я только мог быть таким, было бы во мне ещё столько силы в сто десять лет!"
13 Так вот, потом помню, как я был у этого небольшого старого родника, и у меня был камень и вот так кидал его в грязь, пытаясь показать своему маленькому брату, какой я сильный. И там на дереве сидела птица, и она просто чирикала, металась туда-сюда, какая-то малиновка или что-то наподобие. И я подумал, что она говорила со мной, эта маленькая малиновка. И я повернулся и послушал, и птица улетела, и Голос сказал: "Большую часть своей жизни ты проведёшь рядом с городом, под названием Нью-Олбани".

Это в трёх милях от того места, где я вырос. Поехали, где-то год спустя, на то место, понятия не имея зачем ехать…Нью-Олбани. На протяжении всей жизни, как эти вещи…


14 Теперь взгляните: мои родные не были религиозными. Мои отец и мать не ходили в церковь. До этого они были католиками.

Мой меньший племянник, мне кажется, сидит где-то здесь сегодня вечером, я не знаю. Он солдат. Я молюсь за него. Он сам католик, пока ещё католик. И прошлым вечером, когда он был здесь и видел те дела Божьи, он стоял прямо там на платформе. Он стоял там и сказал, он сказал: "Дядя Билл?" Он долго был за океаном, сказал: "Когда я увидел это…" Сказал: "Это—это не происходит в католической церкви". Он сказал: "Это…Мне—мне кажется, дядя Билл, вы правы", — он сказал.

Итак, я сказал: "Дорогой, это не я прав, это Он прав. Видишь, именно Он прав". И так он сказал, что он…Я сказал: "Так вот, я не прошу тебя ничего делать, Мельвин, но просто служи Господу Иисусу всем своим сердцем. Ходи, куда только хочешь. Но будь уверен, что Иисус Христос был вновь рождён в сердце твоём, видишь, в сердце твоём. Потом после этого ходи в любую церковь, в какую только захочешь".
15 Так вот, но родные до меня были католиками. Мой отец — ирландец, и моя мать была ирландкой. Единственный разрыв в ирландской крови — моя бабушка была из индейцев племени чероки. Моя мать как бы метиска. Итак, тогда я…для меня, это моё…наше поколение, после трёх это исчезло. Но это единственный разрыв от чистого ирландца, имена были Харви и Бранхам. И потом, перед этим было Лайон, которое всё ещё ирландское. И потом, все они были католиками. Но я—у нас, как у детей, вообще не было никакого религиозного воспитания или обучения.

Но эти дары, эти видения, я видел видения ещё тогда точно так же, как я вижу сейчас, это так, потому что дары и призвание непреложны. Это предузнание Божье, Бог нечто делает. На протяжении всей жизни я боялся и слово вымолвить об этом.


16 Вы читали мою историю в маленькой книжечке под названием Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки тот же. Мне кажется, это в какой-то из книг, в этих других. Это так, Джин? Это в этой обычной—обычной книге, в этой книге, которая у нас теперь? Это История жизни? Мне кажется, да. Потом, когда у нас было…Разве это не ужасно? Мои собственные книги, а я их даже сам не читал. Но их пишет кто-то другой, итак, потом они просто приносят некоторые на собрание. Я этим не занимаюсь, я всегда ожидаю, чтобы что-то ещё произошло. Так что, они хорошие, я читал из них частями, кое-что, когда есть возможность.
17 И теперь, во всяком случае, как—как маленький мальчик, вы знаете то видение, как мне было сказано, мне было примерно семь лет, было сказано: "Не пей и не кури, и не оскверняй своё тело никаким способом, когда ты вырастешь, для тебя будет труд, который ты должен будешь выполнить". И вы слышали, как об этом рассказано в книге. Ну что ж, это так. Это всё время продолжалось.

Когда я стал служителем, так вот, тогда это—тогда это действительно начало происходить, всё время.

И однажды ночью я видел нашего Господа Иисуса. Я говорю это, я верю, с разрешения Святого Духа. Тот Ангел Господень, который приходит — это не Господь Иисус. Он не похож на Него в этом видении. Потому что в видении, которое я видел о Господе Иисусе, Он был небольшим Человеком. Он не был…Я был там в поле, молясь за своего отца. И я опять пришёл, и я лёг в постель, и в тот вечер я посмотрел на него, и я—я сказал: "О, Боже, спаси его!"
18 Моя мать уже была спасена, и я крестил её. Тогда я подумал: "О-о! Мой отец так пьёт". И я подумал: "Если бы он только мог принять Господа Иисуса!" Я вышел, лёг на небольшой старый соломенный тюфяк в передней комнате рядом с дверью.

И Нечто сказало мне: "Встань". И я встал, пошёл и вышел назад на поле позади меня, на старое поле шалфея и ракитника.

И там не далее десяти футов от меня стоял Человек: одет в белое одеяние, небольшой; Его руки были вот так сложены; борода, такая короткая; волосы до плеч; и Он смотрел в сторону от меня, вот так; такой мирный облик. Но я не мог понять, как Его ноги стоят одна прямо за другой. И ветер дул, Его одеяние колыхалось, шалфей колыхался.

Я подумал: "Подожди минутку". Я ущипнул себя. Я сказал: "Так вот, я не сплю". И я наклонился, оторвал небольшой кусочек этого шалфея, вы знаете, взял его, как зубочистку. Я положил его себе в рот. Я посмотрел назад в направлении дома. Я сказал: "Нет, я был там и молился за отца, и Нечто сказало выйти сюда, и вот здесь стоит этот Человек".


19 Я подумал: "Он похож на Господа Иисуса". Я подумал: "Интересно, так ли это?" Он смотрел точно, прямо в направлении, где теперь стоит наш дом. Итак, я подвинулся в эту сторону, чтобы я мог увидеть Его. И я мог вот так видеть Его лицо сбоку. Но Он…Я должен был вот так обойти вокруг, чтобы увидеть Его. И я кашлянул. Он не двинулся. И я подумал: "Я позову Его". И я сказал: "Иисус". И когда Он повернулся, Он вот так оглянулся вокруг. Это было всё, что я запомнил, Он просто протянул Свои руки.

Нет такого художника во всём мире, который мог бы нарисовать Его картину, черты Его лица. Лучшее, что я когда-либо видел — это "Лицо Христа в тридцать три года" Гофмана, у меня это на всей литературе и на всём, что я использую. Потому что очень похож, и так тогда…или довольно близко, очень большое сходство.

Он выглядел как (Человек), если бы Он проговорил, наступил бы конец света, и всё равно с такой любовью и добротой, что ты—ты…Я просто упал навзничь. И при свете зари, я оказался при рассвете дня, рубашка пижамы была насквозь мокрой от слез, когда я пришёл в себя, пошёл назад домой через поле шалфея и ракитника.
20 Я рассказал об этом своему другу служителю. Он сказал: "Билли, Это тебя сведёт с ума". И сказал: "Это дьявол". Он сказал: "Никогда не шути с такими вещами". В то время я был баптистским служителем.

Так вот, я пошёл к другому моему старому другу. Я сел и рассказал ему об Этом. Я сказал: "Брат, что ты думаешь об Этом?"

Он сказал: "Хорошо, Билли, я скажу тебе". Он сказал: "Я думаю, что если ты хочешь попытаться сохранить свою жизнь, просто проповедуй, что есть здесь в Библии, благодать Божью и так далее, я бы не впадал в какие-то фантастические вещи, что-то вроде этого".

Я сказал: "Сэр, я не хочу впадать в какие-нибудь фантастические вещи". Я сказал: "Единственное, что я пытаюсь узнать — что это такое".

Он сказал: "Билли, много лет назад у них было всё это в церквах. Но, — сказал, — когда закончились апостолы, с ними всё это и закончилось". И сказал: "Теперь единственное, что у нас есть, это…любого рода созерцание таких вещей, — сказал, — это спиритуалисты, демоны".

Я сказал: "О Брат МакКинни, вы это хотите сказать?"

Он сказал: "Да, сэр".

Я сказал: "О Боже, смилуйся надо мной!"

Я сказал: "Я—я…О-о, Брат МакКинни, может вы помолитесь вместе со мной, чтобы Бог не позволил, чтобы это опять со мной случилось? Вы знаете, что я люблю Его, и я—я не хочу ошибаться в таких вещах". Я сказал: "Помолитесь со мной".

Он сказал: "Я помолюсь, Брат Билли". Итак, у нас была молитва прямо там, в—в доме пастора.

Я спрашивал некоторых служителей. Тот же самый ответ. Потом я боялся спрашивать их, потому что они бы подумали, что я бес. Итак, я—я не желал чего-то такого. Я знал, что в сердце моём нечто произошло. Так вот, это всё, там—там в моём сердце нечто произошло. И я не хотел быть таким, никогда.
21 Итак, по прошествии нескольких лет, я однажды услышал в Первой Баптистской церкви, я был её членом, я услышал, как кто-то сказал: "Говорю тебе, надо было вчера сходить туда и послушать этих святых скакунов".

И я подумал: "Святые скакуны?" И мой друг, Уолт Джонсон, певец басом, и я сказал: "Что это было, Брат Уолт?"

Он сказал: "Группа этих пятидесятников".

Я сказал: "Что?"

Он сказал: "Пятидесятники!" Сказал: "Билли, если бы ты только это видел, — сказал, — они вот так катались по полу и прыгали туда-сюда". И сказал: "Они сказали, что им надо было пробормотать на каком-то незнакомом языке, или—или они не спасутся".

И я сказал: "Где это находится?"

"О-о, — сказал он, — маленькое палаточное собрание на другой стороне Луисвилла". Сказал: "Цветные, конечно".

И я сказал: "Ага".

И он сказал: "Там много и белых людей".

Я спросил: "Они тоже это делали?"

Сказал: "Да, да! Они тоже это делали".

И я сказал: "Странно, и люди путаются в таких вещах". Я сказал: "Ну что же, мне кажется, нам просто нужны такие вещи". В воскресенье утром, я никогда этого не забуду. Он ел кусок сухой корки от апельсина от своего несварения желудка, и вижу это так же ясно, как будто это было вчера. И я подумал: "Бормотание, прыганье вверх и вниз, на какую религию это похоже?" И так я продолжал.


22 Затем, позднее я встретил пожилого человека, который, может быть, теперь здесь в церкви, или он заезжал в эту церковь, его зовут Джон Райэн. И я встретил его около места…Старина с длинной бородой и волосами, и он, может быть, здесь. Я думал, он отсюда, из Бентон-Харбор, у Дома Давида.

И у них было место в Луисвилле. Я пытался найти тех людей, и они назвали это Школой Пророков. Итак, я подумал, что заеду и посмотрю, что это такое. И вот, я не видел, чтобы кто-нибудь катался по полу, но у них были какие-то странные учения. Вот там я встретил этого пожилого человека, он пригласил меня прийти к нему.

Я поехал в отпуск. И я был там один день, и я вернулся назад к нему домой, а он исчез, и он пропадал где-то там в Индианаполисе. Его жена сказала: "Господь позвал его".

Я сказал: "Вы хотите сказать, что вы вот так позволяете удирать этому человеку?"

Она сказала: "О-о, он Божий слуга!" Я слышал, бедная старушка умерла несколько недель назад. И она была очень предана ему. Да, вот какую надо иметь жену! Это так. Прав или не прав, он всё равно прав! Я сказал…Так вот, я знал, что они…
23 Теперь он…Брат Райэн, вы здесь? Его здесь нет. Он был на днях, не так ли, ребята?

Так вот, они живут только тем, что могут достать, и у него дома нечего было есть. Это так. И я поймал несколько рыбок там в пруду или в озере, в Мичигане, и я вернулся назад—и я вернулся назад на то место. И у них дома даже не было жира или сала, чтобы приготовить на нём рыбу. И я сказал: "Он без ничего оставил тебя дома?"

Сказала: "О-о, но он Божий слуга, Брат Билл!" Сказала: "Он…"

И я подумал: "Да, да будет благословенно твоё сердечко. Брат, я встану прямо рядом с тобой". Это так. "Ты так высоко думаешь о своём муже — я готов присоединиться и встать рядом с тобой за это". Это так. Нам сегодня нужно побольше таких женщин, и побольше мужей, думающих так о своих жёнах. Это так. Америка была бы лучше, если бы мужья и жёны вот так соединились. Прав или не прав — оставайся с ними. Не было бы так много разводов.


24 Итак, мы—мы поехали в…Потом я пошёл дальше. И по дороге домой, что было странно, я проезжал через Мишаваку. И я теперь увидел машины—машины, стоящие на улице, под названием…большие знаки на них гласили: "Только Иисус". Я подумал: "Что это…"Только Иисус", это должно быть религиозным". И я подошёл сюда, и здесь на велосипедах было: "Только Иисус". Кадиллаки, Форды, модели "Т", на всём "Только Иисус". Я подумал: "Интересно, что это?"

Итак, я проследил это всё; оказалось, это было религиозным собранием, там было от тысячи пятисот до двух тысяч человек. И я слышал всё, как там кричали и прыгали туда-сюда, и всё это происходило. Я подумал: "Послушай, вот где я увижу, что такое "святые скакуны".

Итак, у меня был старый Форд, вы знаете, который, как я утверждал, мог развить тридцать миль в час, пятнадцать в сторону и пятнадцать вверх и вниз вот так. Итак, я поставил его к краю дороги с одной стороны, я…когда я нашёл место для стоянки и пошёл назад вниз по улице. Вошёл, оглянулся, и все, кто мог стоять, стояли. Мне пришлось смотреть поверх голов. И они кричали, и прыгали, и падали, и вели себя так. Я подумал: "Фью, ух, что это за люди!"
25 Но чем дольше я там стоял, тем лучше я себя чувствовал. "Это кажется довольно неплохо. Ну что же, с этими людьми всё в порядке. Они не сумасшедшие". Мне удалось поговорить с некоторыми из них, итак, они—они были прекрасными людьми. Итак, я сказал…

Так вот, теперь, это то же самое собрание, откуда я вышел и провёл всю ночь, и на следующий день пришёл туда. И вы слышали, как я рассказывал об этом в своей истории жизни. Я был на платформе со ста пятидесятью или двумя сотнями служителей, может быть и больше, и они хотели, чтобы каждый просто встал и сказал, откуда он был. И я сказал: "Евангелист Уилльям Бранхам из Джефферсонвилла, — сел, — баптист", — итак, сел. Каждый говорил, откуда он был.


26 Итак, на следующее утро, когда я туда попал…Всю ту ночь я спал в поле, брюки разгладил, зажав между двумя сиденьями Форда, знаете, и я—я…старые лёгкие штаны в полоску, футболка, вы знаете. Итак, следующим утром я пошёл на собрание в своей футболке. Я пошёл…

У меня было не больше трёх долларов, и мне надо было купить бензина, чтобы доехать на нём до дома. И потом я—я купил себе несколько булочек, таких чёрствых, вы знаете, в общем, всё в порядке. И я пошёл к водозаборному крану, налил себе стакан воды, вы знаете, и они оказались довольно неплохими. Итак, я их пожевал, это был мой завтрак.

Так вот, я мог бы есть с ними, вот, они ели два раза в день. Но я ничего не мог положить в пожертвования, поэтому я не—не хотел быть их нахлебником.
27 Итак, потом я—потом я вошёл туда тем утром и сказал…Я просто должен рассказать эту часть. Итак, попал туда тем утром, и он сказал: "Мы ищем Уилльяма Бранхама; вчера на платформе был молодой евангелист, баптист". Сказал: "Мы хотим, чтобы он сегодня утром принёс послание". Я видел, что эти люди не остановятся, пока не вытащат меня, баптиста. Итак, я вжался в свой стул. На мне были брюки из лёгкой полосатой ткани и футболка; вы знаете, мы не носили одежду священника, поэтому…И я вот так сидел на своём месте. Итак, он спросил два или три раза. И я сидел рядом с цветным братом.

И почему их конвенция проходила на севере, потому что тогда на юге была сегрегация. Поэтому они не могли провести её на юге.

Итак, мне стало интересно, что это такое "Только Иисус". И я подумал: "До тех пор пока это Иисус, всё в порядке. Поэтому нет никакой разницы, является ли это…как это, просто до тех пор пока это Он".
28 Итак, я немного посидел там и понаблюдал за ними, вот, они позвали ещё два или три раза. И этот цветной брат посмотрел на меня, он сказал: "Ты знаешь его?" Я—я—я…Это было полным разоблачением. Я не мог солгать человеку, я не хотел.

Я сказал: "Послушай, брат. Да, я знаю его".

Он сказал: "Ну так давай его сюда".

Я сказал: "Хорошо, я—я скажу тебе, брат, — я сказал, — это я. Но, видишь ли, — я сказал, — взгляни, я…эти лёгкие штаны в полоску".

"Давай, иди туда".

И я сказал: "Нет, я не могу туда подняться, — я сказал, — в таких штанах, вот так, в этой футболке".

Он сказал: "Этим людям неважно, как ты одет".

И я сказал: "Так вот, послушай, не говори этого. Слышишь?" Я сказал: "Видишь, на мне эти штаны в полоску, я не хочу подниматься туда".

Спросили: "Кто-нибудь знает местонахождение Уилльяма Бранхама?"

Он сказал: "Он здесь! Он здесь!"


29 О-о, вот это да! Знаете, моё лицо покраснело, как помидор; и без галстука, знаете; и эта футболка, знаете, и вот в таких штанах. И я пошёл, поднимаясь туда, уши у меня горели. Я никогда не стоял рядом с микрофоном.

И так я начал там проповедовать, и я взял тему, я никогда этого не забуду: "Богатый человек поднял свои глаза в аду, и тогда он возопил". Я часто проповедую вот такие три небольшие темы: "Пойдём, увидим мужа", "Верите ли вы этому?" или "Тогда Он возопил". И я продолжал говорить: "Там нет цветов, и тогда он возопил. Там нет молитвенных собраний, тогда он возопил. Там нет детей, тогда он возопил. Никаких песен, и тогда он возопил". Потом я возопил.


30 Итак, после того, как это всё закончилось, о-о, вот так, они просто…все они хотели, чтобы я приехал и провёл у них собрание. И я подумал: "Послушай, может быть, и я святой скакун!" Видите? Итак, я подумал: "Может быть…" Видите, они были такими замечательными людьми.

И я вышел оттуда. Мужчина, одетый в ковбойские ботинки, в большой ковбойской шляпе, я спросил: "Кто вы?"

Он сказал: "Я старейшина Такой-то из Техаса".

Я подумал: "Ну да, это похоже…"

Другой приятель подошёл в таких бриджах, в них обычно играют в гольф, и в таком шерстяном свитере. Он сказал: "Я служитель такой-то из Флориды. Не приедете ли вы провести…"

Я подумал: "Я прямо как дома, друзья, в этих лёгких штанах в полоску и в футболке. Это просто замечательно".


31 Итак, вы слышали мою историю жизни об этих вещах, поэтому я здесь остановлюсь и расскажу вам что-то такое, что я никогда раньше не рассказывал. Во-первых, я хочу спросить вас…Я собирался обойти это. Я никогда раньше в своей жизни не рассказывал это перед людьми. Поднимите вашу руку, если вы обещаете, что после того, как я скажу это, вы будете любить меня и постараетесь любить меня точно так же, как и до того. Хорошо. Это ваше обещание, держитесь его.

Сидя тем вечером на собрании, когда они пели свои песни, они хлопали руками. И они пели: "Я…" Эту песенку: "Я знаю, это Кровь, я знаю, это Кровь". И они бегали туда и сюда между рядами, и всё такое, и просто восклицали и восхваляли Господа. Я подумал: "Для меня это звучит просто замечательно". Я начал…


32 И они всё время обращались к Деяниям, Деяниям 2:4, к Деяниям 2:38, к Деяниям 10:49. Я подумал: "Послушай, это по Писанию! Я просто никогда раньше не видел Это так". Но, о-о, моё сердце горело, подумал: "Это чудесно!" Когда я первый раз встретил их, я подумал, что они — сборище святых скакунов, и я подумал: "О-о, вот это да! Теперь они — собрание "ангелов". Видите, я сразу быстро поменял своё мнение.

Итак, на следующее утро, когда Господь дал мне эту великую возможность провести собрания, я подумал: "О-о, вот это да, я пойду с этой группой людей! Они, должно быть, те, которых обычно называли "восклицающими методистами". Просто пошли немного дальше", — я подумал. "Может быть, это именно они и есть". Итак, я подумал: "Ну что ж, я…Мне точно это нравится. О-о, что-то в них есть, что мне нравится, они смиренны и приятны".


33 Итак, единственное, чего я не мог понять — это то говорение на языках, это заинтересовало меня. И я…Там был один человек, скажем, сидел здесь, и один вот здесь, и они были лидерами группы. Этот поднимался и говорил на языках, этот истолковывал это и рассказывал разное о собрании и так далее. Я подумал: "Вот это да, фью, я должен в этом разобраться!" Итак, потом, наоборот, сошло на этого и потом опять на того; и каждый говорил на языках, истолковывал. Остальная церковь говорила, но истолкование, казалось, не приходило, как у этих двух мужчин. Так вот, я видел, они сидели рядом вместе, я подумал: "О-о, вот это да, они, должно быть, Ангелы!" Итак, пока сидел там сзади…

Что бы это ни было (вы знаете), чего я не мог понять, Это сходило на меня. И у меня есть способ, как я могу узнать что-то, если Господь хочет, чтобы я это знал, вы знаете. И я не…Вот, почему я говорю, что никогда раньше я не высказывал этого на людях. Если я действительно хочу что-то узнать, Господь, обычно, рассказывает мне об этих вещах. Вот для чего этот дар, видите. Поэтому ты не можешь просто выкладывать это перед людьми, это становится, как бросать жемчуг перед свиньями. Это священно, свято, и не хочется этого делать. Итак, я бы отвечал перед Богом. Когда говоришь с братом и так далее, я бы не пытался узнать о брате что-нибудь злое.


34 Однажды, сидя за столом с человеком, он обнял меня, сказал: "О, Брат Бранхам, я люблю тебя". А я продолжал чувствовать, как нечто двигалось. Я взглянул на него. Он этого мне не сказал бы; я знал, что он не любит меня, видите, потому что так было. Он был таким лицемером, что только поискать, видите, и прямо там, обнял меня своей рукой.

Я сказал: "Ну что ж, хорошо", — вышел. Я не хочу этого знать. Я бы лучше просто знал его так, как я его знаю, как своего брата, и оставил бы это так, как есть. Пусть Бог делает остальное. Видите? И я не хочу…не знаю, не хочу знать эти вещи.

И много раз с этими вещами, и даже не в церкви. Я буду сидеть в комнате, сидеть в ресторане и Святой Дух скажет мне то, что должно случиться. Прямо здесь есть люди, которые знают, что это правда. Я буду сидеть у себя дома и скажу: "Так вот, будь внимателен, через некоторое время приедет машина. Это будет такой и такой человек. Заведи их, потому что Господь сказал, что они будут здесь". "Когда мы пойдём по улице, там произойдет вот такое. Наблюдай там за этим перекрёстком, потому что тебя чуть не собьёт". И просто смотри, не так ли это происходит. Каждый раз просто совершенно! Поэтому не хочется слишком сильно кидаться в это, потому что ты…Это—это…Ты можешь это использовать, это дар Божий, но надо смотреть, что ты с ним делаешь. Ты будешь ответствен пред Богом.
35 Взгляните на Моисея. Моисей был человеком, посланным Богом (вы этому верите?), предопределил, предназначил и сделал пророком. И Бог послал его туда, сказал: "Иди, скажи этой скале", — после того, как по ней ударил. Сказал: "Иди, скажи этой скале, и она испустит свои воды".

Но Моисей пошёл, рассердившись и ударил скалу. Вода не пошла, он опять ударил, сказал: "Вы, непокорные! Мы должны извлечь для вас воду из этой скалы?"

Вы видите, что сделал Бог? Вода пошла, но сказал: "Подойди сюда, Моисей". Это был конец, видите. Ты должен наблюдать за этим, чтобы ты…что ты делаешь с Божественными дарами.
36 Точно как проповедник, хороший, сильный проповедник, и отправляется, и проповедует, чтобы только собрать пожертвования и деньги, он ответит за это пред Богом. Это так. Ты должен смотреть, что ты делаешь с Божественными дарами. Или пытается сделать какой-нибудь большой престиж, или большое имя для какой-нибудь церкви, или большое имя для себя. Я бы лучше провёл два или три вечерних собрания и был бы где-нибудь ещё, и был бы смиренным, и не возвышался. И вы знаете, что я имею в виду. Да, сэр, всегда береги своё место, где Бог может держать руку Свою на тебе.

Помните, теперь это внутренняя Жизнь.


37 Итак, потом в этот день я подумал: "Ну что ж, я схожу". И я был просто так настороже к этим людям, я подумал: "Я узнаю об этих людях". Я продолжал искать их после окончания собрания, снаружи, в саду. Я оглянулся вокруг. Я нашёл одного из них, я сказал: "Здравствуйте, сэр!"

Он сказал: "Здравствуйте!" Спросил: "Это не вы тот молодой проповедник, который проповедовал этим утром?"

Я сказал…Мне тогда было двадцать три года. Я сказал: "Да, сэр".

И он спросил: "Как ваше имя?"

Я ответил: "Бранхам". Испросил: "А ваше?"

И он назвал мне своё имя. И я подумал: "Ну что ж, теперь если бы я только мог установить контакт с его духом". И всё ещё не знал, отчего это происходило. И я сказал: "Ну что ж, сэр, скажем, — я сказал, — у вас здесь есть нечто такое, чего я не имею".

Он спросил: "Принял ли ты Святого Духа, с тех пор как уверовал?"

Я сказал: "Я, вообще-то, баптист".

Он сказал: "Но принял ли ты Святого Духа, с тех пор как уверовал?"

И я сказал: "Хорошо, брат, что ты имеешь в виду?" Я сказал: "Я—я не имею того, что вы все имеете, я это знаю!" Я сказал: "Потому что вы имеете нечто, что кажется таким сильным и таким…"

Спросил: "Ты когда-нибудь говорил на языках?" Я ответил: "Нет, сэр".

Сказал: "Я сразу тебе скажу, что ты не получил Святого Духа".

И я сказал: "Ну что ж, если я…Если это требуется, чтобы получить Святого Духа, то я не имею Его".

Итак, он сказал: "Так вот, если ты не говорил на языках, ты не имеешь Его".


38 И вот так поддерживая разговор с ним, я сказал: "Ну что ж, где я могу получить Его?"

Сказал: "Пойди туда в комнату и начни искать Святого Духа".

И я продолжал наблюдать за ним, знаете. Он не знал, что я делаю, но он…я знал, что у него было странное чувство, потому что он…его глаза начали немного тускнеть, когда он смотрел на меня. И он…Но он был настоящим Христианином. Он был абсолютно на сто процентов Христианином. Это так. Ну что ж, я подумал: "Хвала Богу, вот Это! Я—я—я должен как-то добраться до того алтаря".
39 Я вышел, оглянулся вокруг, я подумал: "Найду другого мужчину". И когда я нашёл его и начал говорить с ним, я сказал: "Здравствуйте, сэр!"

Он сказал: "Послушай, к какой ты принадлежишь церкви?" Он сказал: "Мне говорят, что ты баптист".

Я сказал: "Да".

И он спросил: "Ты ещё не имеешь Святого Духа, да?"

Я сказал: "Ну я не знаю".

Спросил: "Ты говорил на языках?"

Я сказал: "Нет, сэр".

Сказал: "Ты не имеешь Его".

И я сказал: "Ну что ж, я знаю, что у меня нет того, что у всех вас. Я это знаю". И я сказал: "Но, мой брат, я очень хочу Его".

Он сказал: "Ну что ж, там—там есть бассейн, всё готово".

Я сказал: "Я крещён. Но, — я сказал, — я не принял того, что есть у вас". Я сказал: "У вас есть нечто такое, чего я очень сильно хочу".

И он сказал: "Ну что ж, прекрасно".


40 Я пытался уловить его, видите. И если я…Когда, наконец, я поймал его дух (так вот, это был совсем другой человек), если я когда-нибудь и разговаривал с бесчестным лицемером, то он был одним из них! Он жил…У его жены были тёмные волосы, он жил с блондинкой и имел от неё двоих детей. Пил, ругался, бегал по кабакам и всё такое, и, несмотря на это, пребывает там и говорит на языках, и пророчествует.

Тогда я сказал: "Господь, прости меня". Я пошёл домой. Это так. И я сказал: "Со мной просто…Я не могу этого понять. Казалось, как будто благословенный Святой Дух снисходил и на такого лицемера". Я сказал: "Не может быть! И всё".


41 На протяжение того долгого периода я изучал и взывал, думал, что если я подольше побуду с ними, может быть, смогу узнать, что к чему. Вот здесь один — подлинный Христианин; а другой — настоящий лицемер. Тогда я подумал: "Как это так? О-о, — я сказал, — Боже, может быть—может быть, со мной что-нибудь не в порядке". И я сказал, будучи фундаменталистом: "Это…должен увидеть это в Библии. Обязательно".

Для меня всё, что действует, должно выходить из этой Библии, иначе это неверно. Это должно выходить Отсюда. Это должно быть доказано в Библии, не только в одном месте, но это должно проходить сквозь всю Библию. Я должен верить этому. Это должно подходить и связываться вместе с каждым Писанием, иначе я этому не верю. И потом, потому что Павел сказал: "Если ангел с Неба придёт и будет проповедовать другое Евангелие, да будет проклят". Поэтому я верю Библии.

И я сказал: "Я никогда не видел ничего такого в Библии".
42 Два года спустя, после того как я потерял свою жену и всё, я был там в Гринс Милл, в своём там местечке, молился. Вернулся туда назад в свою пещеру на два или три дня, это было дня два. Я вышел, чтобы немного вздохнуть, подышать воздухом. И когда я вышел, моя Библия лежала там на краю бревна, сразу, как только входишь. Старое дерево свалило ветром, на нём было разветвление. И я…Развилка лежала вот так вверх, и дерево лежало внизу. И я просто сижу верхом на этом бревне и лежу там по ночам, вот так, глядя в небеса, моя рука лежит вот так вверх, и иногда прямо вот так, лёжа на бревне, засыпаю, в молитве. Бывал там несколько дней, просто без еды и питья, просто молился там. И я вышел из пещеры, чтобы немного подышать свежим воздухом; в ней было прохладно, сыро.
43 Итак, потом я вышел, и там лежала моя Библия, куда я положил её днём раньше, и она была открыта на Евреям 6-й главе. И я начал там читать: "Давайте отложим…к…поспешим к совершенству, не полагая снова основание покаяния и мёртвых дел, и веры Богу", — и так далее. "Ибо невозможно — однажды просвещённых, и вкусивших небесного дара и призвания", — и так далее. Но сказано: "Но тернии и волчцы, которые близки к отвержению, конец которых…вода…дождь многократно сходит на землю, чтобы возделать и приготовить её для тех, которые—тех, которые близки к отвержению с терниями и волчцами, конец которых — сожжение".

И Что-то начало: "Хш-ш-ш-ш!"

Я подумал: "Это здесь. Я теперь услышу, что бы Он не…Он пробудил меня здесь, Он прямо теперь собирается дать мне видение". И я ждал и ждал на краю того бревна. Я встал и ходил туда-сюда, вверх и вниз. Вернулся назад, ничего не происходит. Опять подошёл назад к своей пещере; ничего не случилось. Я стоял там, я подумал: "Ну, что это?"
44 Я опять подошёл к своей Библии и о-о, Это опять сошло просто повсюду вокруг меня. Я взял Её, и я подумал: "Что же Он хочет, чтобы я прочитал там?" Я продолжал дальше читать про "покаяние к Богу и вере", и так далее, и я дочитал до того места, где в Ней сказано: "Многократно сходящий дождь возделывает и приготавливает её для того, для чего она и возделывается, для этого, но тернии и волчцы, которые близки к отвержению, конец которых — сожжение". И, о-о, Это меня просто потрясло!

И я подумал: "Господь, не собираешься ли Ты дать мне видение о том, что…" Я был там наверху, прося у Него кое-что другое.

Тогда внезапно я увидел пред собой вращающийся мир, он был весь вспахан. И вот здесь пошёл человек в белом, с поднятой головой, вот так сея Семена. И когда он ушёл, проходя, как только он зашёл за холм, вот здесь за ним идёт человек, одетый в чёрное, склонив голову, сея семена. И когда хорошие Семена взошли, это была пшеница; и когда взошли плохие семена, это были сорняки.
45 И потом на земле наступила великая засуха, и пшеница повесила голову, почти погибала, желая воды. И я видел, как все люди подняли руки, молились, чтобы Бог послал воду. И потом я увидел сорняк, он опустил свою голову, склонившись, просил воду. И как раз тогда огромные облака пришли и дождь просто обрушился вниз. И когда он пролился, пшеничка, которая совсем было согнулась, начала: "У-ш-ш", выпрямилась. И сорнячок прямо рядом с ней начал: "У-ш-ш", выпрямился.

Я подумал: "Ну что это?"

Потом Это пришло ко мне. Вот это. Тот же самый дождь, который побуждает расти пшеницу, побуждает расти сорняк. И тот же самый Святой Дух может снизойти в собрании людей, и может благословить лицемера точно так же, как Он благословляет других. Иисус сказал: "По плодам узнаете их", тогда. Не то, что он восклицает или радуется, но: "именно по плодам их узнаете их".

Я сказал: "Вот тебе на!" "Я понял, Господь". Я сказал: "Тогда это действительно Истина". Этот мужчина…Можешь иметь дары, не зная Бога.


46 Итак, потом я стал—потом я стал слишком критичным к говорению на языках, видите. Но однажды, потом, как Бог подтвердил это мне!

Я крестил там на реке моих первых обращённых, на реке Огайо, и я крестил семнадцатого человека; когда я начал крестить, то я сказал: "Отец, когда я крещу его водой, Ты крести его Святым Духом". Я начал опускать его под воду.


страница 1 страница 2
скачать файл

Смотрите также:
Как ко мне пришёл ангел и его поручение в17. 01. 1955 чикаго, иллинойс, США
594.28kb. 2 стр.

Моя богословская позиция
478.14kb. 2 стр.

Умоляю вас: подражайте мне, как я Христу
1212.51kb. 8 стр.

© pora.zavantag.com, 2018