pora.zavantag.com Прошлое и современное состояние изучения истории кнр //пдв, 2001
страница 1





Черникова Л.П.,

Башкирский государственный университет, г. Уфа
Основные направления исследований

в современной китайской историографии

(по материалам научной периодики)

«В верхах – горячо, а в низах – холодно»



Чэнь Дунлинь. Прошлое и современное состояние изучения истории КНР //ПДВ, 2001, № 5. С. 94-107.

Ху Чэн. Проблема обновления изучения Новой истории Китая с начала 1990-х гг. //Вэньши яньцзюды чуансинь. Вэньши чжэ Цзинань, 1998. № 3. С. 24-31.

У Цзяньцзе. Гуаньюй цзиньдай ши яньцзю «синь фаньши» ды жогань сыкао (Некоторые размышления о новой парадигме истории Китая периода Нового времени) //Чжунго Цзиньдай ши (фуинь баокань цзыляо). Пекин, 2001. № 7. С. 113-129.
1980-е годы стали «прорывом» в исторических исследованиях:

- расширился круг научных тем;

- в исторической науке произошел переход «от абстрактного к конкретному» в изучении отдельных событий и явлений

- такая новая тематика, как «История русской эмиграции» стала разрабатываться в русле изучения «Истории регионов КНР»


По истории эмиграции наиболее интересные и разрабатываемые темы:

- политика царской России в Китае в к.19-нач.20 вв.;

-присутствие иностранного, в т.ч. русского, капитала в Китае;

- строительство КВЖД и ее роль в хозяйственно-экономическом освоении Маньчжурии

//См.: Романова Г.Н. Китайская историография об экономических отношениях России и Китая на Дальнем Востоке во втор.пол.19-нач.20 вв. Владивосток, 2002.
Запрещенные работы:

Ляо Гайлун. Эпоха больших беспорядков (1949-1989 гг.). Б.м., НАР. ИЗД-ВО провинции Хэнань, 1988. 648 с. Тираж 1000 экз.

Цзинь Чуньмин. Набросок к истории культурной революции в Китае. Б.м., Сычуаньское народн. изд-во, 1995 г. 521 с.

Подоплека запретов. Дэн Сяопин: Сомнение – червь, подтачивающий идеи изнутри. Отрицание определенных периодов истории опасно для сплоченности нации. (Поэтому официальное развенчание культа личности Мао вряд ли возможно).
В современной китайской историографии продолжают сохраняться стереотипы времен борьбы Китая про­тив колониальной экспансии. Частью такого стереотипа является тезис о том, что к России отошли китайские территории. Эта версия продолжает присутство­вать как в научной литературе, так и в школьных и вузовских учебных пособиях. Концептуальные построения китайских историков были рассмотрены и подвергнуты убедительной критике в ряде доста­точно известных публикаций российских китаистов. (См.: Мясников В.С. Договорными статьями утвердили: Дипломатическая история русско-китайской границы XVII-XX вв. М.: РИО Мособлупр-полиграфиздата, 1996. 482 с.).
Многие работы китайских историков написаны в русле «раздела Китая» на сферы влияния империалистическими державами с участием России как государства, проводившего агрессивную политику по отношению к Китаю.

Монографии: 1. Су Цзунминь. История Южно-Маньчжурской железной дороги. Чаньчунь, 1990. 897 с.

2. Синь Пэйлинь, Чжан Фэнмин, Гао Сяосань. История освоения пров. Хэйлунцзян. Харбин, 1999.

3. Колл.авт. Ша Э цинь хуа ши (История агрессии царской России в Китае). Пекин, 1990. Ч.4. 532 с.

В этих работах – процесс «проникновения» или «вторжения» царской России в Китай, рассматривается роль русских людей в освоении Маньчжурии.



Статьи: Лан Вэйчэн. Борьба между Японией, США и Россией за Маньчжурию до и после Первой мировой войны //Цзилинь шида сюэбао. 1979. № 4. С. 56-61;

Ли Аньци. Коварные замыслы царской России по захвату Китайской Восточной, Луханьской и Чжэнтайской железных дорог. 1895-1898. //Цзилинь дасюе бао. 1979. № 3. С. 73-78;

Дуань Гуанда. Сравнительный анализ истории колонизации Ляодунского полуострова т полосы отчуждения КВЖД царской Россией //Бэйфан вэньу. 2001. № 2. С. 93-97.

Эти работы посвящены рассмотрению «сфер влияния» царской России и др. иностранных держав в Китае, особенно в пределах Маньчжурии.


Сохраняются также стереотипы периода борьбы гоминьдановского правительства против «коммунистической угрозы», драматиче­ских, если не трагических, лет китайско-советской конфронта­ции. И это – предмет длительных споров и концептуальных несоответствий между китайскими и российскими историками. Дальнейшая история взаимоотношений наших стран в китайской историографии также подается со своеобразной подачей. (См.: Хуан Лифу (гнс Ин-та всемирной истории АОН КНР, зампред Китайского общества по изучению истории СССР и стран Восточной Европы): Обзор китайских исследований по истории России в столетней перспективе (на основе фондов Государственной библиотеки Китая) //ПДВ № 5, 2008. С. 89-98).

Ван Мэн. Воздаяние Советскому Союзу. (К алтарю Советского Союза). Миф об образе одного государства //ПДВ. № 2. 2008. С. 161-173.
Жгучий интерес в КНР вызвала перестройка М.С. Горбачева, что привело к встрече глав государств и в конечном итоге способствовало гармонизации отношений. Последующий кризис советской системы и развал СССР способствовали новому буму исторического интереса к процессам в России. В КНР было создано несколько влиятельных и авторитетных Русских центров, которые должны были изучать явления в СССР-России с тем, чтобы не допустить повторения подобных событий при демократизации общественной жизни в КНР. Эти центры выпускают журналы, дайджесты, их специалисты - историки и политологи - выступают в широкой прессе, на ТВ и радио. (Тихвинский С.Л. Восприятие в Китае образа России. М., Наука, 2008. 246 с.; Василенко Н.А. История российской эмиграции в освещении современной китайской историографии. Владивосток: ДВО РАН. 2003. 220 с.).

Для этих центров, особенно в первое время, был характерен отраженный взгляд американских советологов на Россию (в связи с буквальным калькированием текстов с американских и европейских аналитических сайтов, посвященных событиям в России). Лишь с накоплением опыта и постепенной корректировкой партийной линии в отношении России (а также в связи с событиями 11 сентября) наметился крен к более взвешенным оценкам событий прошлого и настоящего в отношениях между нашими странами.

Чжан Линьтао. Проблемы китайско-российских отношений в современной политической мысли КНР. Дисс. канд. политич. наук. М., 2004. 171 с.;

Лю Цзайци. Китайско-российские отношения в 1991-2003 гг. (политико-дипломатические аспекты). Дисс. канд. историч. наук. М., 2006.



Китай: угрозы, риски, вызовы развитию. М., Центр Карнеги, 2005. Есть глубокий историографический обзор – панорама политических, исторических, политологических, социологических, культурологических, религиоведческих работ и идеологических исследований современных китайских ученых. Не только по отношению к России, а вообще – каковы реалии и каковы перспективы в отношении развития китайского общества, КПК, внешней политики, баланс сил в АТР и мире.

Образ Китая в современной России. М., 2007. 335 с. (Ван Ци. Ху Сяньчжан. ЧжоуЮндун).

В то же время нельзя воспринимать труды современных китайских историков столь же прямо и однозначно, как, скажем, работы европейцев или американцев. Любой процесс или явление в Китае подвергается очень сильному окитаиванию (связано ли это с социализмом, реформами, капитализацией, или чем-то иным), и в связи с этой китаизацией получает специфику и аналитическое пространство китайской исторической мысли. На наш взгляд, имеет смысл вводить погрешность «на выравнивание», чтобы избежать искушения напрямую делать выводы о тех или иных тенденциях в исторических умозаключениях китайских ученых. (См.: Ипатова А.С. О некоторых новых направлениях и тенденциях в исторической науке КНР (90-е годы ХХ – начало XXI в.) //Образ Китая в современной России. М., Рус. мысль, 2007).
страница 1
скачать файл

Смотрите также:
Прошлое и современное состояние изучения истории кнр //пдв, 2001, № С. 94-107
49.9kb. 1 стр.

Xv международной научно-практической конференции традиционное прикладное искусство и образование: исторический опыт, современное состояние, перспективы развития санкт-Петербург
307.95kb. 3 стр.

М. В. Ларин исторический опыт и современное состояние государственного регулирования делопроизводства в россии 1 Исследование
210.31kb. 1 стр.

© pora.zavantag.com, 2018