pora.zavantag.com Творческая личность и среда в области технических изобретений П.
страница 1 страница 2 ... страница 7 страница 8

http://www.metodolog.ru/00838/00838.html
Творческая личность и среда в области технических изобретений Часть 1

Творческая личность и среда в области технических изобретений

П. К. Энгельмейер


Обложка книги


1911

Введение


Творческая личность и среда - это две силы враждебные, но необходимые для прогресса: они строят общество и делают историю. Как река из источника, так прогресс исходит от творческой личности. Но как Волга не была-бы Волгой с одним Селигерским истоком, так и прогресса не было бы с одною творческою личностью. Не говоря уже о том, что много - безчисленно много - ручьев сливаются в одну реку, сама она немыслима без той глины, которая, сопротивляясь ее течению, именно своим сопротивлением, дает ей определенное, спокойное и величественное русло на тысячи верст, одевая его живописными берегами. Хотя глина всегда враждует с водой, а вода с глиной, но, не будь глины, терялись бы живые воды источников в почве, не сливаясь в одну живоносную реку. Таков и прогресс в человеческом обществе, такова история. Творческая личность представляет собою прогрессивный элемент, дающий все новое. Но только то новое становится прогрессом, что впадает в русло человеческой глины, т.е. рутинной массы. Только то делается достоянием истории, что сделалось достоянием массы. Инертная масса, как космическое тело; сама не сдвинется с места, а, сдвинутая, вечно поползет прямолинейно и равномерно, пока не встретит новый толчок со стороны новой - творческой личности. Тысячи, миллионы толчков нужны для того, чтобы сдвинуть массу и направить ее на новый путь, указуемый судьбою судеб. Но судьба судеб только указует новые пути, сама же не тронет пальцем, а масса слепа и не видит новых путей. Их видит только творческая личность и толкает на них массу; но массе свойствен закон инерции, она сопротивляется и преследует творческую личность зa то, что потревожена в своей инерции.

И вот, разыгрывается вековая драма истории: творческая личность видит, что новый путь неизбежен и толкает со всей своей силой. Но "действие равно противодействию";чем сильнее толчок, тем упорнее сопротивление. Жестока борьба эта и не знает жалости, как всякая борьба двух стихий. И борются, действительно, две стихии: творческая личность не может молчать о том, что для нея очевидно; но и масса не может не следовать законам-инерции. С обеих сторон здесь не то что добрая воля, а прямая неизбежность, как не может пуля, верно направленная изменнической рукой, не пробить благородное сердце.

Но почему же человечество ставит памятник тому, кого раньше сожгло на костре? А потому, что последующия события убедили его в правоте непризнаннаго проповедника. Всяким таким памятником, - имя же им легион, - человечество только лишний раз свидетельствует о том, что оно не более, как инертная масса. Вместе с тем этот памятник свидетельствует и о том, что пророк только тогда пророк, когда он, хотя бы и казненный, убедил массу в своей правоте...

Много - безконечно много - мыслей навевают эти слова: "творческая личность и среда". Есть ли что-нибудь интереснее этого вопроса? Но есть ли что-нибудь и многостороннее его? Ведь творческая личность и среда борются во всех закоулках человеческаго сожительства; ни на минуту эта борьба не прекращается и принимает тысячи форм. Здесь Христос восходит на Голгофу. Там Галилея заставляют отречься от очевидности. Здесь гибнет от нищеты Папин над недоконченным паровым цилиндром. Там сознательно отравляет радием свой организм молодой ученый, в целях изследования. А там возводятся ночью баррикады, которые на разсвете обагряются невинною кровью борцов за старое и за новое. И так до безконечности.

Насколько интересен вопрос о взаимодействии между творческой личностью и средой, настолько он и неразрешим на пути общих разсуждений. Его надо изучать во всех его проявлениях, заглядывать надо во все закоулки, где кишит человеческий муравейник. Нельзя вооружиться только телескопом; надо взяться и за микроскоп. Нельзя ограничиться биографиями Джордано Бруно, Наполеона, Толстого; надо окунуться в тину обывательской жизни, надо с любовью и терпением вглядеться в безымяннаго труженика, залепляющаго трещинку в ветхой стене; надо по достоянству оценить то - хотя микроскопическое, но всетаки - геройство, -с которым он делает свое маленькое, дорогое ему дело, несмотря на тысячи препятствй со стороны его среды, т. е. того, что называется общественным мнением, службой, досугом, кошельком, здоровьем.

Пусть же каждый из нас, свидетелей строительства жизни в какой угодно сфере, сообщает нам, что он там видел. Вот с какими мыслями автор настоящей книги взялся - не за перо, а - за пишущую машину. В течение многих лет автору приходилось иметь дело с техническими изобретателями. Заинтересовавшись ими, автор задумался над вопросом: от чего зависит успех и неуспех изобретателей? И вот автор решается разсказать, что он видел, читал и надумал по этому вопросу.

Предлагаемая книжка распадается, собственно, на три части: обсуждается здоровое изобретение, больное и воспитание творчества. Под названием здороваго изобретенья разумеется не только здоровое внутренно, но, кроме того, имеющее и наружный успех. Точно также в отделе больного изобретения разсматриваются как внешний неуспех, так и внутренние дефекты, до абсурда включительно. Везде обсуждаются условия, от которых зависят эти явления, и делаются выводы, выясняющие возможность противодействовать неблагоприятным условиям.

Что касается третьей части книжки, где говорится о воспитании творчества, то она предназначается для руководителей молодежи: родителей, воспитателей, педагогов. Под творчеством разумеется здесь: догадка, изобретательность, самодеятельность. Вопрос о воспитании творчества имеет огромное значение; он, кроме того, очень сложен и разносторонен, так как не существует одной способности к догадке, которая-бы проявлялась везде, как например не существует и одной воли, годной для всех случаев жизни. В виду этого в настоящей книжке вопрос о воспитании творчества затронут только в одном из частных его проявлений, а именно, в форме механической изобретательности.

Большое ли счастье быть изобретателем?

Скорее нет, чем да! Счастливым бывает изобретатель только тогда, когда заранее стекаются следующия условия: 1) творческий гений, 2) необходимые познания, 3) мастерство в обращении с материей, е) коммерческая жилка и знание людей и 5) удача. Если нет хотя-бы одного из этих пяти условий, то изобретатель бывает несчастен. Эти условия и разобраны в предлагаемой книжке.

Весьма распространенная ошибка начинается с того, что слово "изобретатель" прилагается к такому человеку, который вовсе не есть еще изобретатель, а только "изобретающий". В эту ошибку впадают часто потому, что придают слишком большое значениe одной идее и слишком мало значения ея выполнению. Расчленяя процессы выработки и распространения изобретений, мы доходим до правильной оценки всей той работы, которую требует выполнение идеи.

Если говорить о России и взять число подаваемых прошений о привилегиях, то, сравнивая с остальными промышленными государствами, придешь к заключению, что у нас изобретателей мало. Но за то у нас много "изобретающих". Каждая историческая эпоха, а в нашем столь быстро прогрессирующем отечестве-каждое десятилетие несет специальныя задачи, притягивающия, как магнить, творческие души. К таким задачам в разные времена принадлежали, частью принадлежат и теперь: воздухоплавание, подводные лодки, предотвращение столкновений поездов, униполярная динамомашина, велосипед и, наконец, "вечное движение". Мы здесь вовсе не касаемся еще политических и нравственно-философских сфер, где точно также много,-если еще не больше,-"изобретающих" на Руси.

Напасть на новую мысль очень легко. В русской национальности как будто даже заложено предрасположение к "перепроизводству новых идей". Жаль, что невозможна статистика в этом деле. Когда на новую мысль нападает спецалист по той области, к которой мысль принадлежит, то ему и книги в руки. Нечего ему давать советы. Он сам знает и пину своей мысли, и способы к ея осуществлению. Но на новую, и даже дельную, мысль может напасть и не-специалист, и в этом случае желательно, чтобы изобретатель и общество извлекли пользу из идеи, если она здоровая, а если она больная, то Желаниельно, чтобы ея автор поскорее ее покинул.

Не-специалист нередко верит в идею ложную, невозможность которой специалисту очевидна. Еще чаще он тратить силы и средства над вещью старой и давно брошенной. Учитывая всю ту массу растрачиваемых сил и средств, которые могли-бы направиться на болйе полезное, невольно приходишь к убеждению, что перед разными специалистами стоить серьезная, гуманная и патриотическая задача: приложить свои силы к тому, чтобы по возможности противодействовать указанной растрате сил и способствовать их более полезному направлению. Дальше, в своем месте будет указано, что делается у нас для фактической помощи изобретателям положительнаго типа. Но по отношению к изобретателям отрицательнаго типа не делается ничего. Пополнить этот пробел, хотя-бы и в очень скромных размерах, вот истинное назначение настоящей книжки. Остается только пожелать, чтобы и другие специалисты приняли в этом участие.

Что высказанные в предлагаемой книги мысли имеють некоторое общее значение, докавательством тому служит тот факт, что такое значение за ними признал Л.Н. Толстой. В первый раз автор высказал их в книге, изданной в 1897 г. и озаглавленной "Руководство для изобретателей". Ознакомившись с первыми листами печатавшейся книги, Л.Н. Толстой пожелал побеседовать с автором и выразил, на словах и письменно, солидарность со взглядом автора и с общей тенденциею книги, дозволив отпечатать в виде предисловия соответственное место из своего письма к автору. Вот это место:

П. К. Энгельмейеру.

Милостивый Государь!

Петр Климентич.

...Я просмотрел присланные вами листы вашей книги. Цель ея очень хорошая. Меня каждый год посещают несколько человек таких изобретателей, и всегда бывает очень жалко ненормальнаго душевнаго состояния, в котором они большей частью находятся, вследствие неестественнаго напряжения дурно направленных умственных способностей.

Ваша книга может принести пользу тем из них, которые еще не потеряли способности критически относиться к своим проектам, и потому желаю ей успеха.

С совершенным уважением

ваш покорный слуга

Лев Толстой.

10-го марта 1897 г.


страница 1 страница 2 ... страница 7 страница 8
скачать файл

Смотрите также:
Творческая личность и среда в области технических изобретений П. К. Энгельмейер
1384.5kb. 8 стр.

Личность Чайковского человека и особые черты творческой индивидуальности его как композитора объясняются обстоятельствами жизни, теми условиями, в которых формировался его характер, складывалась творческая судьба
20.36kb. 1 стр.

Относится к области науки и техники, изучающей поведение технических объектов различного назначения, закономерности механических явлений и связанных с ними процессов иной природы
41.86kb. 1 стр.

© pora.zavantag.com, 2017